г. Санкт-Петербург, г. Пушкин,
ул. Пушкинская, д. 14

Психоаналитическая интерпретация снов Веры Павловны в романе Н. Г. Чернышевского «Что делать?»

Наверное, каждый из нас, учась в школе, проходил на уроках литературы роман Николая Гавриловича Чернышевского «Что делать?», в котором важная роль уделена снам главной героини – Веры Павловны. Не беря в расчёт задачу данного романа, мы, как психоаналитики, можем взять на себя ответственность интерпретировать сны молодой девушки. Очевидным является то, что классическая трактовка о свободе, равенстве и справедливости, учитывая принципы построений сновидений, крайне сомнительна. С другой стороны, самой приближённой к смыслу романа трактовкой является дазайн-аналитическая в контексте открытости Бытию, что являет себя во всех снах. Интересны и числовые значения: 7, 8, 45, 1000 (которое упоминается три раза), трактовавшиеся особым образом в аналитической психологии Карла Густава Юнга. Мы же с вами удовольствуемся психоаналитической интерпретацией, которая не менее интересна и, одновременно с этим, доступна, поскольку нам известны не только сны и даже целая их серия, но также и детство главной героини. Для интерпретации мы будем использовать основные принципы трактования сновидений, а именно смещения, сгущения, символизации, изобразительности и ассоциативного ряда.

Давайте вместе вспомним детство Верочки. Оно во всех смыслах является классическим, поскольку детство прошло во влиянии слабого отца и авторитарной, холодной матери. Авторитарная мать отталкивает ребёнка своей холодностью. Об отце и его отношениях с дочерью в начале романа нет почти никаких сведений, зато материнское влияние крайне велико. Искажённые искажения о мужчинах вообще и их роли в семье постепенно начинают влиять на выбор партнёра и возможность долгих и продолжительных отношений. Если отец девочки был добр, это дополнительно формирует идеальный образ, за который, собственно, и фактически выходит замуж девочка, а в обычной жизни продолжает безуспешно искать такого же идеального мужчину. Также, такого рода отношения с отцом могут формировать неуверенность и неустойчивость в себе, чувство стыда, «предательство», результатом которого станет бессознательное ожидание предательства от всех остальных мужчин и невозможность создания семьи и стабильных гендерных отношений.

С другой стороны, отношения с эмоционально холодной матерью накладывают и свой отпечаток. Во взрослой жизни такой человек будет избегать глубоких отношений, может жить «в голове» отдельно от своих чувств, не умеет различать их, зато умеет правильно вести себя и угождать взрослым. Хороший человек для таких – тот, кто ведёт себя порядочно и честно, а не тот, кто даёт заботу, эмоциональную поддержку и чувство безопасности. Одна из причин такого отношения матери к ребёнку – нелюбовь к отцу, в результате которой происходит отталкивание дочери. Признаками холодности матери могут быть физические наказания (как мы и видим в романе), унижения, запреты, агрессия, ругань и отчитывание при посторонних.

Первый сон (глава вторая — подглава XII)

Верочка видит сон, в котором она заперта в подвале и парализована. Какой-то голос говорит Вере, что сейчас коснётся её руки и она выздоровеет. Действительно, Вера тут же выздоравливает, выбегает в поле, где резвится и радуется свободе. Вдруг к Вере приближается незнакомка. У незнакомки всё время меняется внешность: то она выглядит как француженка, то как русская, то как англичанка, то она грустна, то весела. Незнакомка говорит Вере, что она «невеста её жениха», что у неё много разных имён, но её настоящее имя — «любовь к людям». Затем Вера приходит к подвалу, в котором заперты девушки, и тут же освобождает их оттуда. Затем она входит в комнату, где лежат парализованные девушки. Увидев Веру, они встают и идут. Вместе с Верой освобождённые девушки выбегают на поле и веселятся. Вере гораздо веселее в их компании, чем одной.

Если трактовать данный сон в психоаналитическом контексте, то первое «техническое» слово, на которое мы можем обратить внимание — это «подвал». Оно связано с самыми сокровенными, интимными, желаниями, с материнской утробой, чувством безопасности и регрессии. В этой связи мы можем обратить внимание и на другие особенности сна. Мы можем выделить одинаковый пол героев и диалектичность происходящего (полный паралич или полная свобода). Также, во сне встречается незнакомка, которая является «невестой её жениха», то есть самой Верой. К тому же в ней как бы меняются личности, что говорит об её отношениях с внешним миром. Всё, что происходит в этом сне, является сном об отношениях с матерью, женщинах и о ней самой. Ещё обратим внимание, что мужчинам в данном сне места не находится, но находится в других снах, представляющих собой определённый смысловой цикл.

Второй сон (глава третья — подглава III)

Вера видит во сне, как по полю ходят её муж Дмитрий Лопухов и друг семьи Алексей Петрович Мерцалов и обсуждают грязь на полях. По словам Лопухова, есть грязь чистая и грязь гнилая. Мерцалов согласен с Лопуховым. Он говорит, что отсутствие движения есть отсутствие труда и что без движения заводится та самая гнилая грязь, гнилая почва. Затем Мерцалов предлагает всем исповедаться друг перед другом, а затем появляется Серж и говорит о своих богатых родителях. Мерцалов отвечает Сержу, что тот ни к чему не пригоден в жизни, потому что вырос в роскоши и безделье, то есть вырос на гнилой почве. Серж признаёт, что годится на то, чтобы проводить время со своей содержанкой Жюли и оплачивать её вечеринки.

Вдруг появляется мать Веры. Мать и дочь остаются наедине. Марья Алексеевна хочет показать Вере, что было бы с ней, если бы её мать была доброй и честной. Вдруг Вера видит печальную картину: её мать, добрая и ласковая женщина, в свои 45 лет выглядит больной, дряхлой и изнурённой и вскоре умирает от болезни. После этого Вера, судя по всему, вступает в отношения с каким-то офицером, затем от бедности пытается устроится служанкой к кому-то. Наконец перед Верой является её «обычная» злая мать. Она объясняет, что эти беды могли бы произойти с Верой, не будь её мать злой и расчётливой женщиной.

Данный сон мы можем разделить на две отдельные части. Первая часть — «мужская», в ней чётко проявлено амбивалентное отношение к мужчинам. Велик соблазн трактовать грязь как «хорошие» и «плохие» фекалии: хорошие – как подарок, оплаченный из собственных средств, плохие – как проявление анального садизма и желания уничтожения объекта. В символической форме оказывается, что мужчины вызывают собой двойственное отношение: не только жалость и желание сделать подарок, но и, в подавляющей мере, всё самое плохое, «гнилую грязь», их можно использовать только как спонсоров для оплаты вечеринок (наслаждение властью и контролем из-за фиксации на анальной стадии) или проявлять садистическое поведение. В качестве альтернативы, весьма разумно трактовать хорошую и плохую грязь как деление на хороших женщин и плохих мужчин: в таком случае первая часть сна проясняет отношения с мужчинами, а вторая – с женщинами.

Вторая часть — «женская», в ней показаны отношения с матерью и причина всех её бед. Мать выглядит больной и дряхлой из-за «хорошего поведения», то есть, проявления доброты, возможностей эмоциональной поддержки и безопасности. Это грозит смертью для неё самой и последствиями: грязными, неравными отношениями Веры с мужчинами. Но и явление «обычной» матери из реальности не устраивает Веру. Она сама в образе незнакомки из первого сна помогает сделать свой выбор, то есть прогоняет мать.

Третий сон (глава третья — подглава XIX)

Вере Павловне снится, как она отдыхает в своей комнате. Вдруг к Вере является её любимая оперная певица Бозио. При этом Бозио хохочет голосом другой певицы — де-Мерик. Гостья отвечает, что Вера скоро узнает, кто же она такая.  Гостья просит Веру почитать её дневник. Вера никогда не вела дневник, но на столе вдруг появляется тетрадь с записями. Вера читает якобы свои записи о себе и её муже. В дневнике Вера жалуется на то, что муж Дмитрий Лопухов уделяет ей мало времени; она любит Лопухова не самого по себе, а за то, что тот помог ей сбежать от злой матери и вывел из «подвала». Она любит его не такой любовью, как ей бы хотелось.  Гостья требует её продолжать читать, но Вера отказывается. Тогда гостья сама читает дневник. Там она видит фразу о том, что Вера не любит мужа.

В третьем сне неведомая гостья, наконец, расставляет точки над «i»: её любовь к нынешнему мужу — вовсе не любовь. Она благодарна ему, что её мучения кончились и он забрал её к себе, но не испытывает к нему возвышенных чувств. Затем это же обвинение звучит со стороны, как бы демонстрируя свою истинность. Вера просыпается и, вероятно, испытывая чувство вины, бежит к мужу, пытаясь действием откреститься от этой мучительной мысли.

Четвёртый сон (глава четвёртая — подглава XVI)

Вера видит во сне прекрасные поля с цветами, солнце на голубом небе, слышит пение птиц. С ней говорит девушка, которую Вера видела в прошлых снах. Далее автор называет эту девушку «светлой красавицей».  Девушка приводит Веру на роскошный пир во дворец. Здесь поэт произносит песню об истории человечества. Она состоит из нескольких картин. Вера и «светлая красавица» смотрят на эти картины.

Сон состоит из 11-ти коротких частей, разделённых словами поэта. Сами сны проявляют характер детско-родительских отношений: например, в третьем сне явно виден мотив отношений с отцом (рыцарство) и страха интимных отношений с остальными мужчинами (непорочности). Во всех эпизодах четвёртого сна прослеживается тема отношений и места женщины, то есть самой Веры, в этих отношениях.

Интересно окончание сна, где Вера входит в дом с великолепным огромным залом. Сон заканчивается в доме — также, как и начинается первый. Этим сном заканчивается показ «будущего» и, поскольку сон очень детальный и большой по продолжительности, он напоминает принцип снов в начале терапии: максимум понятности и широкий временной охват. Тем более, что «сёстры-царицы» говорят, что для этого должно смениться много поколений (т. е. лет) и в ближайшее будущее ждать таких изменений точно не стоит. В отличие от первого сна, последний населён не только женщинами, но и мужчинами, что могло бы дать благоприятный психологический прогноз. Однако, учитывая три негативных сна перед этим, трудно трактовать последний сон в положительном смысле.

В снах мы обнаруживаем некоторую ассиметричность происходящего. Рабыня (царица) Астарта противопоставляется счастливым совокупляющимся пастухам и животным, страшная преступница – тысячам статуй, непорочность – завоеванию рыцарем девушки, власть над людьми и власть над машинами (опять речь про тысячи людей), юг – остальным частям света, как и лето – временам года (и снова речь о тысячах), оркестр и хор – балу. Как же мы можем классифицировать бездушные статуи, машины, рыцарские доспехи с одной стороны и счастливые плотские утехи (бал, сексуальные отношения пастухов, «грех» преступницы) и разнообразие света, цветов и фруктов? Это всё та же тема парализованности и свободы, которая обсуждалась в самом начале, то есть невозможности полноценных эмоциональных (и сексуальных) отношений.

Автор романа оставляет Веру в счастливых объятиях кавалера Кирсанова, в котором она ощущает эмоциональную связь и безопасность. Однако, привязанность к отцу и невозможность стабильных эмоциональных отношений позволяет думать о повторении ситуации с Лопуховым. Опыт угождения взрослым и ожидание предательства либо толкнут её в объятия множества мужчин, либо она изберёт судьбу Альбертины Симоне из романа современника Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» — предмет всепоглощающей ревности для мужчин и, одновременно, страстных сексуальных отношений со случайными женщинами.

Напишите мне