Психоанализ и живопись

Наименее изученной областью психоанализа является его отношение к живописи. Это связано с тем, что зачастую психоанализ предполагает работу со словом, а для интерпретации изобразительного искусства нужны совершенно иные инструменты. Однако, это не означает, что психоанализ и живопись — несовместимые понятия, и именно это мы постараемся рассмотреть ниже.

Основатель психоанализа Зигмунд Фройд оставил нам несколько текстов по психоанализу произведений Леонардо да Винчи и Микеланджело. В частности, это статья «Воспоминание Леонардо да Винчи о раннем детстве» (1910), посвящённая сублимации, а также «»Моисей» Микеланджело» (1914), посвящённая, в основном, скульптуре. В данном случае Фройд считает, что необыкновенная творческая энергия художника — результат подавленных импульсов — разумеется, сексуальных, и объясняет склонность Леонардо к изображению андрогинных персонажей, в которых соединяются мужские и женские черты внешности, текстом его записной книжки.

Основой впечатления от произведений искусства Фройд считает способность зрителя прочувствовать аффекты художника, а именно особое состояние его психики. То, что подтолкнуло его к акту творчества и вновь воспроизводится при акте смотрения на его результат. Похожий, довольно интересный, анализ Фройд проводит со скульптурой Микеланджело «Моисей», выразив идею трёх временных «тактов».

На сегодняшний момент психоанализ живописи выделяет два направления. Первое, по изображённым сюжетам пытается понять что-то о внутреннем мире автора. Второе изобрело способы анализа формальных особенностей произведений и попыталось ответить на вопрос, почему они производят то или иное впечатление. Однако, поворот искусства ХХ века в большей степени к форме, нежели к содержанию, отдаёт восприятие произведений полностью на откуп зрителю — стоит вспомнить, например, «Чёрный квадрат» Малевича.

Принято считать, что логика современного искусства нацелена больше на провокацию бессознательных образов в самом зрителе. Современное искусство показывает внутренний раскол, неустроенность современного субъекта и общества. В картинах Эрика Булатова «Вход», «Горизонт», «Заход или восход солнца» реальность представляет собой лишь иллюзию, прописанную культурными кодами и формами. Картины Андрея Ремнёва «Четвертая стража», «Стрелка», «Лета», «Атлантида» переплетены в сложных орнаментах, растворяющих человека в пространстве его культурного поля. Брахи Лихтенберг Эттингер создала картину «Эвридика», использующую игру света и тени, зернистость изображения, напоминающие изображение УЗИ. По её словам, Эвридика становится призывом к этике памяти и исследованию травматических следов как женщины-возлюбленной, так и архаичной женщины-матери.

Таким образом, в рамках интерпретации изобразительного искусства психоанализ следует за диалектикой формы и содержания произведения. Он способен уловить их единство и логику воздействия на смотрящего.